nnn

Что можно почитать в моем журнале?

Почитать можно много чего, но безоговорочным успехом пользуются...

...Парнасины мои и френдов:
Медвежий цикл ("Уронили мишку на пол..."):
http://www.livejournal.com/users/nata_golovanova/37905.html
Цикл "Мячики" ("Наша Таня громко плачет"):
http://www.livejournal.com/users/nata_golovanova/38150.html
Репчатый цикл:
http://www.livejournal.com/users/nata_golovanova/46021.html

...Парнасины и вариации
Андрея и Виталия Богомоловых и других авторов, объединенные в ГРЕЦКИЙ ЦИКЛ:
http://www.livejournal.com/users/nata_golovanova/39707.html
http://www.livejournal.com/users/nata_golovanova/40090.html

А еще вот что (список будет дополняться):Collapse )
nnn

13 дек

Друзья!
Поздравлять меня лучше в моем новом ЖЖ, кто еще не знает, где это - дам адресочек, заходите :-)

А знаете, я сегодня впервые в жизни была в осознанном сне. Это было круто! :-)))
nnn

Всем привет!

Уже можно стирать этот журнал или пока еще нет?
Или его вообще не стирать, а заморозить?
Или нет-нет да и писать сюда всякие женские глупости?

Буду думать.

nnn

Мой рассказ

"Одни день рядового эго":
http://nata-golovanova.livejournal.com/30530.html
опубликован в 11 номере "Бельских просторов". В рубрике "Сатира и юмор". Вообще-то я считала, что рассказ достаточно серьезный. Но если ему -.рассказу то есть - приятно назваться юмористическим, то пусть будет, я не против.
Хотя, нет. Скорее, он сатирический. Потому что если его прочтет кто-нибудь из прототипов, меня точно побьют.
Теперь сижу и боюсь. :-)  
Вот она, тяжкая стезя сатирика.
nnn

Сюра

Еще один новогодний рассказ.
Друзья, большая просьба: если наткнетесь на этот пост, прочтите его и выскажите своем мнение, пожалуйста! Один эпизод вызывает у меня сомнение, однако убирать его не хочется... Но если он вызывает явный диссонанс, то уберу, конечно.

***

В тот декабрьский вечер я собиралась встретиться с друзьями в кафешке торгового центра. Собиралась и думала: Аленке я подарю брелок с белкой, Мишане - ручку и блокнот, Сане... А что же подарить Сане?

            От размышлений меня отвлек мобильник. "Валенки, валенки, - запел он басом, - ох, да не подшиты, стареньки". Номер в телефонной книге не значился. А ну тебя, решила я, отстань, мне некогда, потом, потом, я и так опаздываю.
            Телефон умолк и тут же снова запел про изношенную обувку.
            - Да, - раздраженно сказала я настырному незнакомому абоненту.
            - Привет, - ответил абонент женским голосом. - Надюх, ты свободна?
            - Нет. Привет, - буркнула я, узнав голос - это была Ольга Ножкина.
            - Ты мне очень нужна, - заныла Ножкина. - Ну, очень. Очень-очень-очень. Смертельный случай.
            У Ножкиной все случаи были смертельными.
            - Ты откуда мой телефон знаешь?
            - Мишаня дал.
            Мысленно послав Мишане несколько нежных слов, характеризующих его поступок как недостаточно продуманный, я поняла, что отделаться от Ножкиной будет довольно затруднительно. Дешевле выслушать и по возможности быстро удовлетворить ее просьбу.
            - Ну, - сказала я.
            - Понимаешь, мы уезжаем.
            - Счастливого пути.
            - Ты не поняла. Мы далеко уезжаем.
            - Пишите письма.
            - Надюх, ты чего? Мы уезжаем за границу. В Испанию. Навсегда.
            Я помолчала.
            - Але, ты где?
            - Здесь. А я-то вам зачем?
            - Кроме тебя некому помочь. Ты ведь одна живешь.
            - Ну, - я не совсем поняла связь между моим одиноким существованием и отъездом Ножкиных.
            - Приезжай. Очень срочно. Такси я за тобой выслала.
            Не понимаю, как я на это повелась. Но повелась ведь! Сунув в карман брелок и ручку с блокнотом, натянув куртку, шапку и сапоги, я выскочила из кавртиры.
           
nnn

То, что замерзнуть не может

К традиционному новогоднему параду в Заповеднике сказок.
Маленькая зарисовочка, на звание сказки не претендующая. Просто так, для настроения :-)

В воздухе тихо кружились большие снежинки. На белом дереве сидели две вороны, поминутно отряхиваясь от снега.
- Как бы совсем не замерзнуть, - проворчала первая ворона.
- Да, морозная нынче зима, - откликнулась вторая.
- В такой холод замерзает все!
- Ну, положим, не все.
- А я считаю – все. Даже людские чувства, и те замерзают.
- Не согласна! Любовь замерзнуть не может.
- Любовь? А это что такое?
Вторая ворона задумалась.
- Кажется, это самое горячее из человеческих чувств.
- Вот видишь! Самое горячее! Как же ему зимой не замерзнуть?
- Ты хочешь поспорить?
- Давай!
- На что?
- Кто проспорит, достает кусок хлеба из пекарни.
- Согласна!
nnn

На обеде у рыболова

Так, это опять к ДЗС :-)
На сей раз - детская задачка в стихах. С ответом. Можно критиковать. :-)

- Привет!
- Привет! Как жизнь, сосед?
- Сегодня - рыба на обед.
Чудесной удочкой своей
Поймал я сорок карасей!
Из них пятнадцать съел Барбос,
Семь штук я бабушке отнес,
Пять рыбок Мурзику отдал,
О рыбке он давно мечтал!
Из девяти сварил я суп,
В него добавил пшенных круп,
Но – прыгнул на плиту щенок
И опрокинул чугунок!
Все, что осталось, я пожарил.
Почти все утро я кухарил,
И приглашаю вас, сосед,
С сестрой и братом на обед.
 
Мы так объелись – нету сил!
А вас, друзья, я б попросил
Сказать, по сколько рыб в тот раз
Досталось каждому из нас.

nnn

Сиреневый ветер

Для Дня Замечательного Соседа. Не совсем сказка, то есть, совсем не сказка, но, как говориться, что выросло, то выросло :-)

***

Душно и людно в моем плацкарте, тепло и уютно в твоем СВ.  Ты был соседом моим по парте - с ветром сиреневым в голове.
 
Ах, как дрались мы тогда, в четвертом! Ты помнишь? Бантик лежал в пыли; сквозь слезы - всхлипы: иди ты к черту, закончим завтра, сейчас – вали! Назавтра – быстро, скороговоркой: прости, математику дай списать. И у тебя, как обычно, тройка. А у меня, как обычно, пять.
Учителя на тебя ругались, мол, ветер в твоей голове, дружок,  а ты подножки мне ставил в зале и фартук мой кислотой прожег. «Позанимайся ты с ним, послушай!» Но все что надо, и так ты знал – и сколько нос мой вмещает веснушек, и что я прячу тайком в пенал, и сколько будет корень квадратный, и кто в темном царстве, и где Занзибар. Нескладный, кудрявый, неадекватный. Ну, что наша жизнь? Безусловно, борьба!
Десятый класс и начало мая.
Пойдем в кино? - Извини, но нет. Экзамены скоро, не успеваю. Остался двадцать один билет.
На нас налетел сиреневый ветер,  взъерошил твой непослушный чуб. А я ждала, чтобы ты ответил и чтобы губами коснулся губ. Но ветер-задира сиреневой дымкой гулял, как обычно, в твоей голове.
Полгода – и стал ты для всех невидимкой, осел то ли в Питере, то ли в Москве.
 
Родная школа и вечер встречи, наш класс – и чужой, и такой родной. Закуска, водка, заздравные речи.
- А знаешь, я разошелся с женой. Давай провожу, подвезу на машине, поедем ко мне, у меня хорошо… - Спасибо, но нет.
...Сиреневый иней. И поезд лет двадцать тому, как ушел. И нету десятого класса на карте, где ветер шумит у тебя в голове.
И - душно и людно, но сладко в плацкарте.
Тепло и уютно, но пусто в СВ. 
nnn

Ужасный зверь, кошмарный кот -

он по следам моим идет!!!

Я вся в мелкую царапинку. От ступней и до плеч. Лицо я предусмотрительно закрываю руками.

Такого со мной не было никогда! Две предыдущие кошки выясняли отношения друг с другом и не вмешивали в этот процесс меня! И столбиком, по которому можно лазать, а также пнем, с которго можно прыгать на полки, меня не считали!  Уважали, блин!

Она опять чего-то уронила. Я только вздрогнула от бабаха и сижу дальше. Не встаю. Потому что мне страшно. Страшно посмотреть, что именно разбилось на этот раз. Или нет, похоже, не разбилось. Потому что она это что-то гонятет по полу. С грохотом. Вполне возможно, что раньше это был стул. Или стол.

Все. Она идет сюда. Карабкается по левой ноге. Сейчас прыгнет на клавиатуру, оттуда - на мою шею. И будет  делать вид, что я - ее мама. То есть, чмокать шею и одновременно перебирать по ней своими жуткими когтями. 

Масик мой дорогой, в моей шее нет молока! Не-ту! И не было никогда! Пошли, пошли на кухню, я тебя покормлю нормальной кошачьей едой. А потом, может быть, ты вздремнешь. И в квартире - пусть ненадолго - воцарится тишина, нарушаемая позвякиванием собираемых мною осколков...
nnn

19 ноября 2007

Пишу обзор конкурсных рассказов и замечаю: слово «ноября» ворд почему-то выделил красной чертой. 
Нет, я бы еще поняла, если бы сегодня было седьмое. Но девятнадцатое… Почему, спрашиваю. Нет вариантов, отвечает.
Как так? На нет и ноября нет?! – возмущаюсь я. А октябрь есть? А декабрь? Есть?
 
Так чем же ноябрь хуже?!
 
Не лучше и не хуже, между прочим. Вернее - чем-то лучше, чем-то хуже.
Кстати,  дети очень любят сравнивать – что лучше, а что хуже.
Мам, тебе кто больше нравится – Тутси или Серебро? 
Тутси, отвечаю машинально, поскольку Дастина Хоффмана очень люблю, а кто такое Серебро - вообще не знаю.
Мам, а какая у тебя любимая песня? А любимый цвет? А любимый размер?
Отстань, говорю, нет у меня одной любимой песни. Их несколько. Штук двести примерно. А вот какая из них мне в данный момент нравится - это от настроения зависит. Сейчас? Никакого. Значит, и песня никакая.
Мой любимый цвет – он такой, что вслух сейчас и говорить-то неприлично. А размер… Э-э-э… Ну-у-у… Хмммм…

Но ребенок уже обиделся и ушел.
Писать сочинение про Гринева и Швабрина.
Кто из них ей больше нравится и почему.